По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Евгения

О православии в Бразилии рассказал зрителям телеканала «Союз» гость Екатеринбурга, благочинный Бразильского округа Аргентинской и Южноамериканской епархии, протоиерей Анатолий Топала

7 июля 2015

В конце июня гостем Екатеринбурга стал житель Бразилии, священник, который уже больше 21 лет исповедует православную веру за Атлантическим океаном. Ведущей телеканала «Союз» Светлане Ладиной протоиерей Анатолий Топала, благочинный Бразильского округа Аргентинской и Южноамериканской епархии рассказал о своем служении, особенностях православия в Бразилии и уклада в бразильских семьях.

Отец Анатолий, Вы в Церковь пришли в ту пору, когда только люди, действительно позванные Богом, шли на Его зов. Это не было модой, как в 90-е годы все массово пошли креститься. Для того, чтобы сделать этот шаг, надо было преодолеть определенное сопротивление и непонимание. Почему так сложилось в Вашей жизни?

— Наверное, главной причиной было то, что я родился в семье священника. Некоторое образование религиозное и воспитание получил в семье. И, можно сказать, пошел по стопам своего отца, который еще в здравии, и еще служит иногда, хотя ему уже 90 лет.

Батюшка, сколько лет Вы уже служите в Бразилии?

— В Бразилии – 21 год. Но до Бразилии я служил в Бендерах в Молдавии. Я родился в Молдавии и учился в духовных школах Ленинграда с 76 по 84 год. Закончил духовную семинарию, духовную академию. Ректором в то время был нынешний наш Святейший Патриарх Кирилл. Все эти годы под его предводительством был, под его омофором. Наверное, одна из причин, почему я оказался в Бразилии, это то, что он меня знал и знал, что я знаю молдавский язык, который является латинским тоже. Имеется в виду, что я легче выучу португальский язык, на котором разговаривают в Бразилии.

Насколько легко Вам далось изучение бразильского?

— Знание молдавского, как я уже упомянул, помогло. Где-то за полгода. Я уже мог общаться.

А богослужение Вы ведете на каком языке?

— Богослужения мы ведем на славянском и на португальском. Потому что есть уже некоторые дети или внуки наших соотечественников, которые не понимают русского языка. Поэтому для них мы ведем на португальском.

Отец Анатолий, скажите, пожалуйста, кто составляет общины православных приходов? Это в большинстве русские мигранты, потомки, может, еще первой-второй волны, те, кто сейчас  приезжает, или есть и коренное население?

— Первые наши соотечественники, наша диаспора славянская, появилась в Бразилии в начале 20 века. В 1909 году, еще до революции, туда попали наши люди из Сибири, из Белоруссии, из России. Они основали городок Кампина-дас-Мисойс. Это в самом южном штате Бразилии Риу-Гранди-ду-Сул. И уже в 1912 году они построили первую часовню, деревянную. С нее и началась история русского Православия в Бразилии. Три года назад мы праздновали 100-летие Православия в Бразилии. Это был первый приход, этот и еще один, который рядом в городке Санта-Роза, где храм в честь святых апостолов Петра и Павла, потом перешли в нашу юрисдикцию в 1987 году, накануне 1000-летия крещения Руси, которое, наверное, и мотивировало этот переход. Начало общения с Россией, первые контакты. Это первые два прихода перешли нашу юрисдикцию. И они попросили священника из России, чтобы помочь им кроме веру сохранить язык и традиции, потому что не секрет, что в тех местах, где существуют православные храмы наши,не только в Бразилии, но и других странах, благодаря этому сохранился и язык лучше, и культура. Все собирались вокруг храма. Где не было наших правительств, консульства, существовала только Церковь, которая и помогала сохранить наши культурные традиции.

Во время Второй мировой и позже, когда в Бразилии у власти были военные и относились очень отрицательно к Советскому Союзу, к политике. Не было принято  даже разговаривать на русском, некоторые скрывали. Поэтому это время, когда не было связи, традиция прервалась.

Сейчас она восстанавливается с помощью посольств, консульств. Есть фольклорные группы танцевальные и музыкальные, стараются песни выучить, и опять-таки этому помогают наши храмы, которые там находятся.

Я упомянул о том, что когда я туда поехал, в 1993 году было решение Священного Синода и назначение Святейшим Патриархом священника в Бразилию, я приехал туда в апреле 1994 года. Были только эти два прихода, о которых я упомянул. Сейчас у нас уже 8 приходов в Бразилии. Последние четыре были открыты за последние два года, вот как у нас был назначен новый епископ, владыка Леонид, при нем открыли четыре прихода. Если в этих приходах о которых я упомянул они более традиционны, в основном славяне, наши соотечественники, русские, украинцы, белорусы, которые, слава Богу, называют себя русскими, нет разделений.

Есть и другой опыт. Так как в последние годы большой интерес к Православию у коренных жителей, в Рио-де-Жанейро, где у нас уже существовал храм в честь святой мученицы Зинаиды(с 1935 года), открыли для бразильцев еще один приход в честь Покрова Божией Матери, где  и священник и диакон являются бразильцами. Священник учился в семинарии, знает русский, португальский, английский, так что ему легче работать с коренными жителями, для которых по благословению владыки и Святейшего Патриарха и был открыт новый приход. И в других приходах каждый год мы проводим катехизацию, очень серьезную, крестим. Интерес есть во всех приходах к нашей православной вере. Возвращаемся к истокам чистой веры, которую наши предки исповедуют уже тысячи лет.

А что помимо этого Вы отметили бы, в числе особенностей православной Бразилии?

— Хочу сказать, что так как принимают православие взрослые в основном, они воспринимают это очень серьезно, и следуют всем нашим традициям и канонам, которые Святая Церковь рекомендует. То есть становятся такими настоящими православными верующими.

Батюшка, вот мы когда видим православное богослужение на африканском континенте, оно нас удивляет и порой даже шокирует, потому что мы не представляем себе всех этих хлопаний в ладоши и приплясываний в России в православном храме, а там это абсолютно органично. Или вспомним арабов, которые во время схождения Благодатного огня у Гроба Господня, друг на друге сидя, бьют в барабаны и взывают. Бразильцы, наверное, тоже люди очень эмоциональные и тоже привносят в традиционные православные богослужения, очень спокойные, размеренные, выдержанные, что-то свое?

— Нет, такого, что бросалось бы в глаза, такого нет. Может, общение уже после богослужения в храме, мы практикуем тоже, чаепитие или общение, да, они более эмоционально общаются, часто разговоры о футболе или об отношениях с Россией, кстати, нужно отметить, что у них очень доброе отношение к России, что сказывается  и на отношениях между верующими.

Батюшка, простите за такой личный вопрос, а вы успели полюбить бразильцев за это время и страну. Эти годы не стали для Вас какой-то ссылкой, тяжким послушанием …

— Вначале, когда я приехал учиться в Бендерах, у нас была очень активная жизнь: Таинства, 50 Крещений в неделю, 15 венчаний. Тогда было это в практике церковной, большинство верующих старались принимать. Туда когда приехал – меня не искали с вопросами Таинств.  От не востребованности в первые месяцы я чувствовал себя неудобно духовно, но понял, что там другая церковная практика должна быть, там мы знаем каждого члена общины и его семью. Принято ходить в семьи, посещать, навещать. То есть контакт более личный с каждым членом общины, так как нас нам не много — 50-60 прихожан. Поэтому и у священника есть возможность знать каждого лично. Также и прихожане знают очень хорошо священника.

Насколько велики семьи бразильцев? Бразилия – четвертая по численности населения, то есть много рожают.

— Да, но это больше на севере Бразилии. Я не знаю, в чем секрет, но малоимущие семьи имеют больше детей. Более состоятельные, казалось бы, которые могут дать воспитание, образование детям, у них детей меньше. Но в целом большие семьи. 5 и больше детей.

Аборты запрещены или разрешены?

-Официально запрещены.

И еще хотелось бы спросить про статистику разводов. По вашему опыта священника, у нас же часто бывает, приходит пара, казалось бы, люди, жившие церковной жизнью, нет чина развенчания, но тем не менее такой вопрос ставится перед батюшками. Насколько часто Вам приходится на него отвечать?

— Бывают случаи, но редко. Очень редко. За эти годы раза два обратились с такими вопросами, именно получить благословение на второй брак. За счет чего это происходит? Нас мало там. Они больше ценят друг друга. И, наверно, серьезнее обдумывают перед тем, как создавать семью.